Рождество Богородицы

Икона: Рождество прсв Богородицы.  Псков, XVI - XVII век. 

8/21  сентября

РОЖДЕСТВО БОГОРОДИЦЫ

Рождество Твое, Богородице Дево,
радость возвести всей вселенней:
из Тебе бо возсия Солнце правды Христос Бог наш,
и разрушив клятву, даде благословение,
и упразднив смерть, дарова нам живот вечный.
Тропарь Праздника

Восьмого сентября (по старому стилю) празднуем Рождество Богородицы. Это великий православный христианский праздник – один из Двунадесятых.

И в точности на это день приходится Успение Маий – великий праздник древнего православия. (Древнее православие – ведизм – тоже имеет свои двенадцать основных праздников.)
Итак, успение одной и рождество Другой празднуются в один день. Что это? Случайное совпадение? Или же совпадение это – знак, указывающий скрытую мудрость?

Известна максима древних о том, что ничего не случайно. Философы далеких веков почти во всяком явлении различали знак и умели его читать.
Едва ли можно приписать игре случая явление столь грандиозное, как совпаденье великих праздников.
Иное дело, что чтение такого знака непросто; оно потребует проникновения в сущность того и другого праздника. Читающему сей знак необходимо иметь исчерпывающее понятие о том, что есть два эти русских праздника в своей глубине.

Древнеправославный праздник Успение Майи… В последние века не всякий даже и знает, кто она, Майя? Вспомним, что говорят о ней русские легенды. Хотя бы вот былина о богатыре Тархе.
Ехал во чистом поле Тарх, богатырь могучий, да на коне Кологриве.
На Север он держал путь, ко Святым Горам…
И вот ему навстречу ослепительной красоты наездница – златовласая Майя. Окликнул ее богатырь Тарх – а она его как не слышит.
Досада берет его – и расшибает богатырь кулаком придорожный дуб.
А Майя этого как не видит.
И разгорается гнев у Тарха. И наезжает на Майю. И бьет он ее трижды своей стопудовой палицей.
Руку себе отшиб, а ей – ничего. И только после третьего удара она ему говорит, будто лишь вот теперь заметила:
– Я думала, это мухи кусаются. А тут оказывается добрый молодец!
С этими словами хватала Майя богатыря Тарха вместе с его конем Кологривой – да запирала в хрустальный ларчик. И прятала тот ларчик за пазуху. И как ни в чем не бывало дальше поехала...
И полюбилось Тарху быть запертому в зеркальный ларец да на золотой ключик. И соединялся он с Майей, как муж с женою.
Легко заметить, здесь перед нами концентрированная вязь вещих символов.

Русские былины суть притчи. Нелепо было бы понимать их буквально. Едва ли наши предки верили в ударопрочных красавиц. Или в таких добрых молодцев, которых ничего не стоит запихнуть вместе с их конем в табакерку.
Былина суть зеркальный ларец и нужен золотой ключик, чтобы открывать тайны знаков ее…

В случае преданий о Майе – сей ключик следует искать на Востоке.
Ведический Восток сохранил некоторые фрагменты древнейшего на Земле учения. Имеется в виду учение Замкнутого Креста, известное теперь лишь немногим. Оно являет собой духовную традициюарктов. Его истоком была Арктида – северный полярный континент, теперь давно как покоящийся под водой и льдом. Около двадцати тысячелетий до Рождества Христа аркты под водительством Яра (Ария) пришли через Белое море в земли, которые уже тогда именовались Край Русский (нынешний русский Север). А около семи тысячелетий до Р.Х. Яруна, потомок Яра, завоевал Индостан. Именно после этого Восток стал ведическим… Судьба общеарийского учения, наследованного от арктов, сложилась так, что теперь только различные части его известны в разных концах земли. (За исключением узкого круга посвященных Русской Северной Традиции, хранящего систему знаний как единое целое – путем непрерывной передачи от учителя ученику.) Некоторые положения древнейшего на земле учения лучше сохранил Север, а некоторые Восток (Индия).
Востоку хорошо известно, что значит Майя. Это одно из основных понятий вишнуизма. Имя этой духовной системы суть видоизмененное название учения арктов и древних русов о Вышене, то есть о Всевышнем. Все сущее подразделяется на мир внешний и мир внутренний, который суть мир нашего «я». Причем это подразделение на внешнее и внутреннее кажется абсолютным тому, кто пребывает в Майе – в Иллюзии. И тем не менее на Вышнем уровне бытия противоположность между «я» и не-«я» отсутствует. Достигший Вышнего может в совершенстве исполнить завет Христа: возлюби ближнего своего как самого себя.
Восточные учителя говорят: Майя – это замутненное состояние сознания. Оно вовлекает в страстную погоню за иллюзорными благами, преходящими наслаждениями. Когда восточный учитель восклицает со смехом: “Майя!” – он этим одним словом желает сказать ученику: “Весь мир греза и соблазн, пустое. Стряхни с лица покрывало мировой Иллюзии. Обратись к Духу!” (Сравним Евангельское: “Не создавайте себе сокровища на земле, где воры подкапывают и крадут, и тля уничтожает. Но создавайте себе сокровище на Небе, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.” - Матфея, 6:19-21.)
Теперь, когда мы вспомнили суть общеарийского понятия Майя, которое сохранил Восток, легко читаются все символы русской былины. Повествование о Тархе и Майе предстает притчей, толкующей об отношениях души (“я”) и мира. “Я” персонифицировано в образе богатыря. Мир – в образе ослепительной прелестницы.
Душа держит путь на Север, ко Святым Горам. То есть к родовому первоистоку, в сакральном смысле – к Духовной Родине, к Богу.
Но путь этот застит мир, ослепляет он душу преходящими прелестями.
И вот, юная душа “окликает” мир, она желает пить его чашу.
А мир как бы и не слышит живую душу, ему до нее словно и дела нет (он ведь такой огромный, и в нем душа – пока не осознает Вышнюю свою природу – песчинка).
На самом деле это лишь коварный прием: пусть распалятся страсти в душе, пусть замутнится сознание вставшего на путь, и тогда его будет легко с этого пути сбить.
Прием сработал: душа (якобы уже “зрелая” – а на самом деле просто ослепленная гневом) пытается силой выбить из мира преходящие блага. Но силой ничего стоящего не взять: для мира “богатырская” твоя сила – что комариный укус, а вот тебя самого теперь можно брать голыми руками.

Итог: душа оказывается наглухо замкнута в зеркальную коробочку мировой Иллюзии. Там она будет вести нескончаемые “бои с тенью”. (То бишь с отражениями собственных страстей.) А это замкнутый круг – коло, тот самый конь Кологрива, вместе с которым душа и угодила в тесное пространствосуженного восприятия. (Вспомним христианскую православную формулу: тесный ад.)
То есть в результате душа заключает сакральный брак не с Женихом, не с Богом, к которому она так стремилась, но, увы, – с миром.

Таков смысл притчи. Он изъясняет ряд возрастов души. На первый взгляд кажется, что смысл этот весьма печален. И он бы таким и был, если бы у притчи не было продолжения.

Но продолжение есть. Именно поэтому и совпали – и не случайно – даты обеих праздников: ведического древнеправославного и православного христианского. Ведь русская древнеправославная вера есть прообразующая церковь для веры русской православной христианской.

Итак, в точности в тот же день, когда древнеправославие празднует Успение Майи, – в этот же самый день совершается христианский праздник рождества Пресвятой Девы Богородицы.

Теперь очевиден смысл этого неслучайного совпадения. Ветхая душа утомляется вращением в замкнутом круге перерождений. Утомителен ее брак с миром, от которого она зачинает страсти, а страсти вновь повергают ее в объятия мира же. И, утомленная, ветхая душа засыпает… И в это самое мгновение рождается НОВАЯ ДУША, не любодействующая с миром. Это душа есть Дева. Потому что она способна зачинать не от мира. Зачинать не извне, но от своей же собственной Глубины. То есть: зачинать от Духа Святого. Вот именно такая душа способна родить Спасение. Способна понести живое Знание Бога. Живое всесовершенное знание Бога и есть Сын Божий Единородный, как Сам Он это свидетельствует: “Отец Мой больше Меня, но Я и Отец – Одно” (Иоанна, 10:30).

Чтобы родилась Дева (т. е. способная родить Бога – зачинающая из Глубины), должно окончиться бодрствование жены (т.е. зачинающей от мира и потому рождающей лишь иллюзии – покрывало Майи). Бодрствование Майи есть сон души, но пробуждение души есть рождество Рождающей Бога.

(Прочитать подробнее: Дмитрий Логинов, Успение Майи – рождество Богородицы)

В канонических Евангелиях Нового Завета, к сожалению,  ничего не сказано о рождестве и родителях Девы Марии. О том Событии, в честь которого установлено празднование одного из Двенадцати великих Праздников. Некоторые отрывочные сведения известны только из апокрифического протоевангелия Иакова (II век). Они легли в основу церковного предания, которое рассказывают во время чествования Рождества Пречистой Девы. Согласно ему, у благочестивой семейной пары — Иоакима и Анны — долгое время не было детей. Они очень печалились по этому поводу. И все время молили Бога даровать им дитя. Однажды, копаясь в саду, Анна увидала среди ветвей лаврового дерева гнездо едва оперившихся птичек. Вид этого счастливого, полного жизни гнезда исторг из ее души горестный возглас:  «Одна я, — плакала она, — мертва и безжизненна. Вся природа прославляет Тебя своими плодами. Все радуются о детях своих, я одна бесчадна, как степь безводная… Господи, Господи! Услыши же меня, и я принесу рожденное от меня в дар Тебе, и да благословится в нем Твое милосердие!»

И тут случилось великое чудо. Едва Анна умолкла, как предстал пред ней ангел Божий и сказал: «Твоя молитва услышана: слова твои прошли через облака, слезы твои упали пред престолом Господа. Ты родишь Дочь благословенную, высшую всех дочерей земных. Ради Нее благословятся все роды земные. Чрез Нее дастся спасение всему миру, и наречется Она Марией». Анна тут же дала обет:  посвятить дитя Богу. На крыльях благой вести она поспешила обрадовать мужа.

Будущий отец Марии пребывал в это время в пустыне, молясь о ребенке. Божий ангел явился и ему, и сказал:  «Господь внял молитве твоей, ты зачнёшь и родишь, и о потомстве твоём будут говорить во всём мире».

После этого благовестия Иоаким и Анна встретились у Золотых ворот:

И вот Иоаким подошёл со своими стадами, и Анна, стоявшая у ворот, увидела Иоакима идущего, и, подбежав, обняла его, и сказала: Знаю теперь, что Господь благословил меня: будучи вдовою, я теперь не вдова, будучи бесплодною, я теперь зачну! И Иоаким в тот день обрёл покой в своём доме.

— Протоевангелие Иакова (4:7-8)

В ту же ночь Анна зачала. И, как сказано в апокрифе, «прошли положенные ей месяцы, и Анна в девятый месяц родила». Супруги дали обет посвятить своего ребёнка Богу. Они исполнят его ровно через три года. Когда приведут трилетствующую юницу во Храм, где Она будет жить до совершеннолетия.

Протоевангелие Иоакова указывает, что Событие великого праздника происходит в Иерусалиме. И что именно в Иерусалимский храм была введена девочка Мария. Однако, это маловероятно, – считает Александр Мень, православный священник, – чтобы в действительности оно могло быть так. По иудейскому обычаю посвящен Богу мог быть лишь младенец мужского пола. (Протоиерей Александр Мень, “Пра­во­слав­ное богослужение”, М. “Слово”, 1991.), и это соблюдалось очень строго. Посвящение Богу и храму девочек –  обычай иных Традиций иных народов.  Подробнее в статье "Жена, облаченная в Солнце".

 Leave a Reply

(required)

(required)

ЗАПОЛНИТЕ КАПЧУ. ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ВЫ НЕ РОБОТ!

*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>