Окт 172014
 

Роспись храма Воинской Памяти.

На северном берегу Валаама – скит Всех Святых. В сердце острова, изрезанного протоками, скит Смоленский. На территории последнего высится дивной работы храм. Он сложен из кирпича местного производства. Дивный, хочется сказать – ювелирный характер кладки, подобного которому не доводилось видеть в других местах. Он именуется Храмом Воинской Памяти. Стены его покрывают изнутри мастерски выполненные фрески. Самая выразительная из них та, которая изображает русских святых князей-воинов.

роспись храма Воинской Памяти 

Отдельно, как предводитель их, выписан Александр Невский, выезжающий на белом коне. Затем, на фоне конной дружины, еще двенадцать великих воинов.

Первым, изображен Святослав. Задумаемся: его, отца святого Владимира, который окрестил Русь, Хороброго Святослава принято выставлять язычником, который смеялся, якобы, над верой матери своей Ольги. И это вопреки тому, что один из путешественников арабских, странствовавших по земле Русской, свидетельствовал о том, что князь Святослав Хоробрый был христианской веры. Другой же из путешественников писал, однако, что Святослав почитал богов. Противоречие? Нет. Русская Северная Традиция говорит по поводу подобных вещей: в том и дело – первое никаким образом не вступает в противоречие со вторым. Разрыв с корнями был привнесен лишь после никонианской реформы. И вот свидетельство истинности утверждаемого Традицией: первым среди двенадцати изображен именно Святослав («язычник»), и ангел Божий распростер над ним свои крылья. И около головы Святослава такой же нимб, как и у благоверного Александра. И – мало этого – ангел превознес над главой Святослава венец святого. Как это и подписано тут же: буквы ОА (греч. агиос) под титлом и дальше имя: князь Святослав. То есть: святой благоверный князь. Вот и «язычник» якобы посмеявшийся над христианством! А ведь и Сергей Алексеев, хороший русский писатель, поверил в такую байку.

Отдельно от Святослава, что сокрушил иудаистский рабовладельческий каганат хазар, перечисляются на почтительном отдалении остальные «агиос» (то есть святые) князья: Олег, Димитрий Донской, Игорь, Андрей Боголюбский, Михаил Тверской, Тимофей Псковский, святой Меркурий Смоленский, святой Мстислав Удалой (который встретил врага на Калке, и о котором написал роман русский писатель Андрей Воронов-Оренбургский), Антоний, Евстафий, с ними же Виленские чудотворцы.

Заметим снова сию повторяющуюся особенность: список возглавляет Вещий Олег. Именно его имя писано на стене храма первым против определения «агиос», то есть – христианский святой. А тоже ведь про него лгали. Что, хоть и допускал христианских витязей в дружину свою, но, якобы, посмеивался над их верой. Впрочем, гораздо худшее про жестокости его лгали – очень уж хотелось кому-то представить героя русского «кровожадным язычником».

Правдой же было то, что просвещен был Олег мудростию волхвов. Этот христианский святой владел всем ведением дохристианских тысячелетий Руси. И применял его во время своих походов. И стяжал прозвание: Вещий. И был прославлен при своей жизни не только, как великий военачальник, но также в точности и как волхв, умеющий предвещать грядущее, способный заставлять корабли морские передвигаться посуху силой своего волшебного мастерства… И вот, во храме христианского скита на святом острове этот Вещий – первым среди святых!

поделиться ссылкой на текст с друзьями в соц. сетях
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Одноклассники

 Leave a Reply

(required)

(required)

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>