Окт 052013
 

свадебный обряд

С момента согласия девушки на брак, ее считали “умершей”. И соответственно обряжали. Так, фата в старину была обычным платом, полностью покрывавшим голову, плечи и лицо невесты. Подобно тому, как покрывают материей лицо покойнику. Пелена разделяет мир мертвых и мир живых.

Само свадебное платье – белое как саван, расшито богато ярко-красной вышивкой. Издревле белый цвет считался символом чистоты,  покоя и... покойника. А красный – цвет надежды.

Подружки, обряжающие невесту, пели печальные песни. Так соблюдается таинство добровольного умирания души миру ради духа-жениха. Севернее, особенно в старообрядческих общинах, песни до сих пор поют качественно печально, с плачем. Стройно гармонически рыдая (как это хорошо понимал Константин Бальмонт).

После замужества женщина слушает только мужа своего, который являет ей Волю Божью. Весь остальной мир больше ей не указ. Она – мужняя жена.

Жена, обращаясь к мужу, тем самым испрашивает совета у Бога.

О девице на Руси судили, если умела полюбить парня – значит, мудра. Значит, сообразила, что сила ее женская в послушании возлюбленному. Сердце от смиренномудрия делается только сильнее и чище, устремляется к Богу. О смиренномудрой душе говорят: “имеет делание в сердце своем”.

О женатом парне говаривали: если сумел полюбить девицу, значит не пустослов, дело говорит. К словам женатого прислушивались, не отмахивались как от холостых парней-краснобаев. Потому что он – «разум в сердце погружает», глубок умом.

А вместе муж и жена – разумная, руководимая Богом душа.

Но вернемся к свадебному обряду. Пока девушки оплакивали покинувшую их подругу, жених преодолевал немалые препятствия, чтобы найти свою возлюбленную и надеть на ее палец заветное колечко. Это не что иное, как воспроизведение в символах свадебного обычая древнего сказа.

Сначала жениха не пускали без откупа в ворота. Затем двор пройти... и   новые испытания. Родные невесты метали под ноги жениху красные из печи уголья. Злого человека и тем паче оборотня священный огонь остановит и обратит в бегство, добрый пройдет не опаленным. Пройти через все испытания может лишь ведомый Божьей Волей. Так верили. И в старину преграды бывали нешуточными, близкими к повествованию легенды. Подобно царевичу Елисею жених должен был пройти пещерными лабиринтами, отыскать потайную тропу в горах, не заблудиться в лесной чащобе и отразить нападение дикого зверя и разбойника (были поединки). Позже обряд упростился до испытания домашним огнем. Принимает домашний очаг, значит, будет добрым хозяином в доме.

И шуточных боев на кулачках. Причем, стенка невесты должна уступить в битве стенке жениха. Если, конечно, кто-то из братьев невесты не пойдет на принцип, бывало и такое. Тогда свадьбе не быть.

Когда произошла долгожданная встреча, жених поднимает покрывало невесты, говоря: “Вот тебе Свет!” И надевает ей на сердечный палец золотое кольцо. Теперь она замужем.

А невеста в старину дарила жениху отнюдь не такое же золотое колечко,  а серебряную т-образную сваечку, которая похожа и на молоточек, и на гвоздик, и на ключик одновременно.

Из девичьего заговора на Красную Горку: «Я, девушка (называет имя свое), путем-дорожкой прошла, золот ключ нашла. Кого хочу, того и люблю. Кого сама знаю, тому и душу сим ключом замыкаю. Замыкаю я им, тем золотым ключом, добраго молодца (называет имя суженого) на многие годы, на долгая вёсны, на веки веченские заклятьем тайным и нерушимым. Аминь!»

Здесь сказано золот ключ. Принципиальной разницы в том нет, будет ли символ триглава золотым или серебряным. Золото – металл солнца Даждьбога, осознания. Серебро – металл чистоты и воинского совершенства.

Невеста дарила жениху «золот ключ» или «серебряную сваечку» со словами: “Вот тебе Сила!”

В это время гости дорогие поют величальные песни, а волхв произносит защитные заклинания на долгую жизнь, на счастье и радость, на многочисленное потомство.

Обменявшись оберегами, молодые вступают в дом или их везут на тройке туда, где ждет свадебный пир. Они словно царь и царица восседают во главе длинного свадебного стола, под образами. Им кричат: горько! Жених скромно и трепетно целует невесту в уста три раза. Затем, жених и невеста лишь пригубливали медовый напиток и почти ничего не ели.

Почему «горько»?

Это обман недобрых завистливых духов или если кто очень не желает этой свадьбы, если кто сидит на пиру и тайно ревнует. Вот, чтоб никто не сглазил. Ведь волхвы знали: встречею двух душ рождается новый мир. Будет ли он Эдемом или нет – это зависит от молодых, от духа покровителя их союза. Чтобы жизнь их супружеская была сладкой, кричат на русской свадьбе «горько».

Поцелуй жениха. Муж передает свое дыхание (дух) жене, она принимает его дыхание как свое. Теперь они – во единый Дох, во одну Волю. Теперь они: «жена да муж — змея да уж». Причем тут змея? Она символ мудрости, то есть такого знания, которое не спорит, а принимает и вливается во знание еще большее. Подобно тому, как змеи текут во одну волю на Ставров День (Крестовоздвиженье).

Когда молодым пора было удалиться в опочивальню, им просто дарили куклу-знак. И они незаметно покидали пир. Гости также делали вид, что не заметили исчезновения молодых. Сдержанность – вот сугубо северная черта характера. О том поведали нам мастерицы-кукольницы из Сергиева Посада.

Жених поднимает невесту на руки и переносит ее через порог.

Символика порога: отделяет прошлую жизнь от новой, замужней.

Но почему обязательно на руках?

Не только потому, что это смотрится так эффектно и романтично. Здесь тоже есть особое значение. Это делалось с целью приручить домового. Чтобы он принял девушку как новорожденного члена семьи, который в дом не входил, - а в доме оказался.

Перед тем как возлечь на ложе, новобрачная разувает мужа. Издавна считалось, омовение или разувание ног – знак полного взаимного доверия. Тот, кто омывает или разувает ноги принимает ответственность на себя за этого человека. Принимает на себя все его и подвиги и грехи.

Вспоминается из Евангелия, когда Иисус Христос омыл ноги всем своим ученикам перед Тайной Вечерей...

(Согласно Северной Традиции, ступни ног – соответствуют в проекции зодиакальному знаку Рыб, то есть воля к приятию и смирению).

Наутро муж срезает косу своей молодой жене у затылка специальным свадебным серпом. Она одевает женский головной убор – кику (как полумесяц). Честную косу несут родителям девушки. Это жертва, откуп ушедшему доброму миру, который взрастил девушку. И еще знак успешной  брачной ночи.

Около десяти тысячелетий в Традиции Русского Севера залогом девичьей чести была коса. Срезать косу незамужней считалось великим позором. Это был знак беспутства, мятежа и блуда (не в физиологическом смысле, а в смысле заблуждения, греха).

Исконно никакого физиологизма напоказ (невестина рубаха или платок с первой кровью и т п) в русской свадьбе не было. Это чужой нерусский обычай, который был насильно привит во время трех веков татаро-монгольского ига.

Да и просто смекните сами, о какой «первой крови» могла идти речь, когда у новобрачной уже подрастал ребенок? Причем, это только радовало всех, никого не смущало. Ведь если есть ребенок, значит, наделена женушка плодоносной силой, богами не обижена. Так было в частности на Русском Севере, у старообрядцев[1] вплоть до 18 века.

А богам молодая любовь была очень даже угодна. Для такой неофициальной любви даже выделяли особый праздник –  Ивана Купалы (летнее солнцестояние). И это в то время, когда в разгаре страдная пора и дорог каждый день!

Под звездами Близнецов Купалы и Костромы совершались посвятительные обряды девушек (вест) в невесты. Само ведь слово невеста означает: уже не веста (не дева). То есть уже готова вступить в более глубокие отношения – свадебные, которые на Руси понимались как союз двух душ ради Бога.

Современная наука генетика полностью подтвердила правоту древних по отношению к сохранности генетического фонда нации. Обязательно должен быть приток свежей крови в наследственную родовую кровь. Это достигается тем, что женщина рожает детей от более, чем одного мужчины. Обычным делом было: ребенок, зачатый на Купалу (первенец Иван или Марья, который от Бога) и детишки от любимого мужа, Богом суженого.

Вот и славились русичи на весь мир богатырской силой, девичьей красой, здоровьем и крепостью телесной. Потому что наследственность добрая, мудро хранимая.

Владеющие искусством быть вдвоем как один – имели ключи бессмертия и такого душевного равновесия, которое не могли истощить века жизни. Русская свадьба. Она всегда была ради Бога и ничего другого ради. Рус есть Дух, Свет.

Благодаря разумным обычаям, решение жениха и невесты на свадьбу было зрелым. Не по хотению плоти и не по произволу страстей, но согласно Божьей Воле. То есть по Судьбе (Суд Божий), отсюда и обращение: «суженый мой» или «суженая моя».

Две души, сотворяющие новый мир, осознавали себя двумя полюсами Оси, вокруг которой зачнется новая вселенная. Царем и царицей. Вот почему в церкви православной во время венчания над женихом и невестой держат царственные венцы.

О русской свадьбе говорят: что Бог соединил – человек да не разъединяет.

 


[1] См.: Мария Семенова “Быт и верования древних славян”. – Спб: – Азбука. – 2000.

поделиться ссылкой на текст с друзьями в соц. сетях
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Одноклассники

 Leave a Reply

(required)

(required)

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>